Дневник из Узбекистана (9): Богато накрытый стол в знак благодарности

Таликурган, 3 октября

Все родственники вышли встречать Ремко Рейдинга и сопровождающих его членов
делегации. Они долго ждали этого дня. Наконец-то, этот высокий человек из
Нидерландов, который нашел их брата и дядю, много лет считавшихся без вести
пропавшими, приехал в Таликурган, в их маленькую деревню в Центральном
Узбекистане.

Мы входим во внутренний двор и нашему взору открывается неожиданно большое
поле. Плодородный глинозем вместе с протекающим здесь ручьем обеспечивают
богатый урожай лука, чеснока, тыквы, гранатов и винограда. Эта сельская
идиллия производит на нас сильное впечатление, и только приглашение пройти в
комнату для гостей приводит нас в чувство.

Там нас ожидает накрытый низкий стол в окружении взбитых подушек. Над
диваном висят две большие фотографии похожие на картины. Это фотографии
Оманова Ильмурата, похороненного на Советском Поле Славы в Лёуздене, и его
младшего брата Нормурада, которому сейчас 93 года. Нормурад все еще держится
молодцом, но по его глазам видно, что он уже не все понимает.

Ильмурат покинул Таликурган в 1939 году. Когда его призвали на военную
службу, ему было всего 19 лет и он только начал работать в деревне. Сначала
ему пришлось воевать с финнами в Зимней войне. И хотя эта война в марте 1940
года уже закончилась, его семья полагала, что Ильмурат по-прежнему находится
на военной службе. Спустя годы, выяснилось, что под Ростовом он попал в
немецкий плен и был отправлен немцами в Германию для работы на Западный
фронт. Вот почему Ильмурат оказался в аэропорту Сустерберга и был убит 24
мая 1943 года в результате бомбардировки. Да, встреча в Таликургане стала
для всех нас одним из самых приятных событий за всю поездку по Узбекистану.
Столько тепла, внимания и благодарности!

Теперь, когда родственники знают, где похоронен их дядя, они хотели бы
привезти из Нидерландов в Таликурган горсть земли с его могилы, чтобы
символически воссоединить Ильмурата с его отцом и матерью. Это поможет семье
справится с горем и болью по поводу утраты близкого человека.

В гостевой комнате нас ожидает щедро накрытый достархан. На столе — и хлеб,
и восточные сладости, и сыр, и свежие помидоры, и гроздья белого винограда
из своего сада. Как и все присутствующие, мы располагаемся за столом на
подушках, и нам приносят пиалы с горячим супом и тарелки с вареными овощами.
Но прежде, чем мы все можем приступить к трапезе, 68-летний племянник
Ильмурата в короткой молитве благодарит Аллаха за эту встречу.

А затем Ремко пришлось нелегко. На него градом посыпались многочисленные
вопросы. Засверкали золотозубые улыбки. (Впрочем, со смартфонами они тоже
неплохо умеют обращаться.)
После того, как Ремко рассказал все, что ему удалось разузнать об их брате и
дяде, подошло время расставания. Все присутствующие вышли на улицу, чтобы
сделать групповые фотографии на память. А на прощанье взволнованные
родственники сделали еще один подарок от чистого сердца в знак глубочайшей
признательности. Они подарили Ремко чапан — восхитительный узбекский кафтан.

Обратный путь в наш отель в Карши пролегал среди песчаных барханов. Под
впечатлением от встречи мы ехали молча и вглядывались в сумерки. Те же
плодородные поля, проплывающие сейчас за окнами, в 1939 году Ильмурат видел
в последний раз. Его последнее пристанище находится в Амерсфорте на
расстоянии, более чем 5500 километров от его родного села.