Дневник из Узбекистана (8): Встать в 4 часа утра ради встречи с Ремко

Бухара , 2 октября 2018 года

В это залитое солнцем утро вторника Адиз Кахаров пришел на встречу в центре
Бухары с ярко-желтой сумкой. «Так Ремко будет легче меня узнать», подумал
только что справивший свое 76-летие узбек из города Нурата. Обратите
внимание, что это место находится за 400 километров от Бухары. Чтобы не
опоздать, этот бойкий старик выехал из своего родного города в 4 часа утра.
В аккуратном костюме и с тюбетейкой на голове.

Задумка Адиза сработала, мы быстро узнали его среди других на улице.

Адиз — младший брат Саида Кашарова, который ушел на фронт через два дня
после его рождения. Адиз никогда не видел своего старшего брата, который не
знал русского языка и не имел никакой военной подготовки. Саид умер от
туберкулёза в мае 1945 года в городе Бад-Липшпринге (Германия) и был
похоронен на Советском Поле Славы в Лёуздене.
Ремко Рейдинг нашёл Адиза ещё в 2007 году и разговаривал с ним тогда по
телефону. Общение было затруднено тем, что телефонная связь была плохой, а
так же тем, что для обоих русский не является родным языком. Позже Ремко
послал Адизу фотографии могилы его брата. Их встреча так и не состоялась. До
сегодняшнего дня.

Глаза Адиза, кажущиеся голубыми из-за катаракты, сияют. Он очень рад
наконец-то увидеть Ремко. С гордостью показывает Адиз фотографии, которые он
когда-то от него получил.

Адиз принимает участие в организованной Ремко встрече, на которой
представители молодёжных организаций, сотрудники архивов и военные говорят о
том, в чём они могут помочь, а что не получается. «Очень, очень сложно,» —
вот краткое изложение их гибкой позиции.

Слышать это для старого Адиза очень трудно. С большим чувством он произносит
речь, в которой призывает власти Бухары вникнуть в то, что происходит в
Лёуздене, и как велико значение Советского Поля Славы. Великий Узбекистан
должен уважать этот труд. Сказанные от всего сердца слова старого человека
оказывают сильное впечатление. На глазах равнодушных до этого чиновников
появляются слёзы.

После окончания встречи, когда мы вместе идем к такси, Адиз уже не скрывает
своего возмущения. Он считает, что его страна проявляет недостаточно
уважения к жертвам войны. «Мы не должны забывать погибших. Я никогда не
забуду своего брата. Это моя святая обязанность по отношению к нему.» Ремко
спрашивает Адиза, хочет ли он навестить могилу своего брата. Глаза Адиза
сразу сверкают огнём. «Никогда в моей жизни я не ходил с протянутой рукой, и
хочу, чтобы это так и осталось. «Когда Ремко старается его убедить, что он
будет очень рад снова видеть Адиза, тот смягчается. «Я буду просить Аллаха
устроить эту поездку.» Адиз уезжает домой. Опять четыре часа пути.
Величественный старик, хорошо познавший людей. Мы очень надеемся, что в
ближайшие годы мы сможем поприветствовать его в Амерсфорте.